background
logotype

Ума Турман

Аутсайдерша

 

«Ого, да из такой калоши весь Голливуд может в стельку нажраться!» - крикнул из-за стола старый друг Тарантино, на шутки которого уже сто лет никто не обижался и не обращал внимания. В тот момент Ума стояла перед Тарантино босиком и разливала шампанское в свои черные замшевые туфли 43-го размера. Ума первой отхлебнула из своей туфли, а вторую передала режиссеру. Тарантино подарок пришелся по вкусу.

В отличие от сказочного принца, он смог найти свою Золушку даже без примерки обуви. Говорят, что эти самые выдающиеся конечности Турман были последним аргументом, чтобы в 1993 году на главную женскую роль в «Криминальном чтиве» Тарантино выбрал именно эту молодую, мало кому известную актрису. Высоченным ростом (1 м 83 см) и нестандартной внешностью она здорово отличалась от местных красоток, как экзотическая рыба в аквариуме с селедкамиА лицо ее напомнило Тарантино его любимую актрису, звезду 30-х, блистательную Бетт Дэвис, которая номинировалась на «Оскар» 11 раз, хотя получила только два. В 1999 году она заняла второе место среди величайших актеров в истории Голливуда. Самым досадным моментом в ее биографии было то, что из-за разборок между киностудиями она не получила роль Скарлетт в «Унесенных ветром».

Увидев на пробах Уму Турман, которая была похожа на Бетт, как родная сестра, Тарантино был готов поверить в переселение душ.
Так что, когда на площадку уверенно ступила нога Умы Турман, изящные шпильки звезды из «Пианино» Холли Хантер и бывшей жены Сильвестра Сталлоне Бригитты Нильсон, которые также пробовались на роль подружки гангстера Мии, обиженно зацокали прочь. «Без вариантов», - сказал им Тарантино.

Секс-символ для интеллектуалов.

К тому моменту у 25-летней актрисы из Бостона был свой «ядерный» чемоданчик фильмов: «обнаженка», «постельные сцены со звездой» и один порнофильм
(позднее цензура изменила свой приговор на более мягкий - эротика).

А начиналось все с невинной сцены в фильме «Приключения барона Мюнхгаузена», где бывшая школьница изображала рожденную из морской раковины Венеру с картины Боттичелли, прикрытую волной светло-русых волос. Картина провалилась в прокате, отбив только 8 миллионов долларов из 47 затраченных, но те, кто все-таки ее посмотрел, вряд ли смогут забыть обнаженную богиню в исполнении юной Умы Турман.

Юная "вешалка " Ума Турман ( Середина 80-х годов)

А в «Опасных связях» Турман сыграла непорочную воспитанницу монастыря Сесиль де Воланж, хладнокровно соблазненную героем Джона Малковича. Молоденькая блондинка не затерялась в звездном ансамбле и даже удостоилась похвалы от Малковича: «У нее тело Джейн Мэнсфилд и ум Эйнштейна». Второе никак не впечатляло режиссеров, а многих просто даже отпугивало: ведь если у актрисы обнаружились извилины - значит, она всю ночь спала на бигуди.

Но главной бомбочкой в кинобагаже Умы Турман, безусловно, была картина 1990 года «Генри и Джун», где она сыграла взбалмошную бисексуалку, жену скандального писателя Генри Миллера. Фильм вышел не менее откровенным, чем романы самого писателя, которые в 50-е годы прошлого века считались немыслимой «порнухой». Такой же приговор кинокритики вынесли фильму о его любовных приключениях в Париже. Разумеется, что в широкий прокат лента не попала, но зато критики отметили выдающуюся игру Умы Турман и записали ее в «секс-символы для интеллектуалов».

Что такое секс-символ для интеллектуалов и чем он отличается от секс-символа для простых американских фермеров? Это и самой Уме было непостижимо. «Может, этим яйцеголовым извращенцам нравятся уроды?» - заметила она однажды в интервью.

Она всегда без особого трепета относилась к своей внешности и могла позволить себе пошутить по поводу своих недостатков и однотипных ролей, на которые ее поначалу зазывали. «Высокая. Голубые глаза. Светлые волосы. Вот и готово: нордическая блондинка, фригидная дева. Значит, я арктически холодна, отталкиваю людей, потрясаю отсутствием сочувствия! Это клише, штампы. Но им поддаются многие. Мир очень заштампован. Это как... как усы Гитлера: если бы надо было снять фильм о его детстве, думаю, он бы там и в пять лет ходил с усами!»

Муза Тарантино

С Тарантино все было по-другому. 30-летний режиссер-самоучка, работавший до этого в видеопрокате и пересмотревший без разбора десятки тысяч кассет, судорожно искал свой киноязык и актеров, совершенно не похожих на тех, что в чужих фильмах. При этом он откровенно воровал находки других режиссеров, перемешивал и заставлял работать на свою мельницу. В результате Тарантино навязал Голливуду вместо кукол всех мастей совершенно новый и необычный типаж девушки с иголкой шприца, всаженной в сердце, - Уму Турман.

«Сценарий поначалу просто привел меня в ужас, -вспоминала Ума. - Из-за обилия в нем насилия и жестокости. Но, когда я познакомилась с Квентином поближе, все сомнения исчезли.

К тому же на том этапе своей актерской карьеры я чувствовала себя немного скованной, а Квентин помог мне выйти из моей скорлупы и стать более смелой и открытой».

Она и представить тогда себе не могла, что их сотрудничество перерастет в дружбу, фильм станет классикой жанра, а она будет номинироваться на «Оскар». «Я никогда не думала, что сразу многим людям, целому профессиональному сообществу может понравиться то, что я делаю, что мою работу могут оценить. Я всегда считала себя аутсайдером.

Я никогда не ощущала себя частью мира. У меня не было в нем своего законного места, не было своей квартиры, не было тех ролей, которые мне хотелось бы сыграть. Я была перекати-полем. Я не жила в Лос-Анджелесе и не принадлежала миру кинематографистов. Я знала только тех людей, с которыми мне приходится работать, но не более того. Поэтому я была сильно удивлена, когда меня выдвинули на "Оскар"».

Буддистка с нордическим характером

Ее отец был профессором Колумбийского университета и первым западником, получившим титул тибетского монаха от самого далай-ламы. А ее мать Нена была дочерью барона Карла фон Шлебрюгг и знаменитой шведской красавицы Бриджит Холмквист, обнаженная статуя которой до сих пор стоит в портовом городке Треллеборге. Сама Нена была известной моделью и водила дружбу с Сальвадором Дали, который познакомил Нену с ее первым мужем - прогрессивным искусствоведом, идеологом ЛСД Тимоти Лири. Их брак продлился меньше года, зато церемония бракосочетания происходила в Непале и вошла в популярный у хиппи документальный фильм «Ты никто, пока тебя никто не любит».

Через два года, в 1967-м, Нена вышла замуж за Роберта Турмана, снявшего с себя монашеский сан после пяти лет практик на Тибете. Через три года она родила дочь, которую счастливый отец назвал в честь индусской богини, олицетворяющей суть всего женского, Умой. Три брата, которые не замедлили родиться вслед за сестренкой, получили не менее божественные имена: Ганден, Дечен и Мипам. С такими именами детям приходилось терпеть постоянные насмешки и обидные клички в школе и на улице. Но и оставаться дома было небезопасно для детской психики.

На съемках фильма "Будь круче". С Джоном Траволтой. 2005 год.

Мама-хиппи, с возрастом переквалифицировавшаяся в домашнего психоаналитика, разбирала сны и явь собственных отпрысков буквально по косточкам. Вопросы: «Как ты? И давай поговорим об этом?» преследовали Уму все детство и юность. «Я ужасно комплексовала оттого, что мои одноклассницы живут совершенно по-другому. У них были самокаты, у меня - «Бхагавад-гита». У них на стене висел портрет Джеймса Дина, а у меня - далай-ламы. При этом я дико стеснялась собственного имени и умоляла маму переименовать меня в Келли или Линду».

Нестандартная внешность тоже добавляла немало страданий мнительному подростку. «Меня дразнили за имя, за долговязость и за белобрысость. Первые 14 лет жизни я провела в убеждении, что я ужасна и внешность моя ужасна. Нос страшно длинный. Кто-то из маминых коллег даже советовал сделать пластическую операцию. Да и рост... Не очень-то приятно, знаете, иметь рост метр восемьдесят в 12 лет! Из-за имени и роста я ощущала себя совершенно атипичной, а это очень некомфортное чувство. Внутренний имидж человека, то, как он видит себя, складывается довольно рано, думаю, раньше, чем было бы нужно.

«ОТКРЫВАТЬ НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ В ШОУ-БИЗНЕСЕ -ВОТ ЭТО ПО-НАСТОЯЩЕМУ ТРУДНАЯ ЗАДАЧА.
Пока ты не снялся в успешной комедии, люди и не подумают о том, что ты можешь быть смешной. Я говорю о Квентине Тарантино. Он может видеть сквозь эти вещи. Квентин обладает даром проникать в потаенные закоулки этого бизнеса. Это просто удивительная особенность». (Из интервью Умы Турман)

В частности, поэтому люди и прибегают потом к психотерапии. Словом, до сих пор, слыша о себе, что я якобы красива, я этому до конца не верю».
В семье антибуржуазных антиамериканистов Турман протестовать против «кровавого» режима родителей было просто смешно, так как всем детям предоставлялась полная свобода, и любые бунты только приветствовались неформальными родителями.

В юности Боб Турман сам собирался уехать на Кубу, чтобы поддержать молодого Фиделя Кастро, но в последний момент передумал. Бурная молодость будущего профессора закончилась потерей глаза. Теперь он с пониманием смотрел своим единственным глазом, как его 12-летняя дочь занимается самовыражением. Окончательно вывести из себя таких родителей могло только что-то из ряда вон выходящее, и Ума назло им решила стать... обычным американским подростком.

Съемки первой части "Убить Билла"

«Лет в 12 я в пику родителям записалась в группу поддержки одной массачусетской футбольной команды. Отец пришел в ярость. Зато мама сказала: «Я дала своим детям главное - жизнь. С остальным им все равно придется разбираться самим».

В 15 лет она наконец уехала из родного дома в Нью-Йорк и там училась жить среди обычных людей -в пиццерии, где мыла посуду, и на подиуме, где боролась с комплексами.

У нее была отменная пластика и особая грациозность, а крупные черты лица на сцене стали ее плюсом. К тому же оказалось, что девушка на редкость фотогенична. Вскоре ее необычное лицо стало украшать обложки модных журналов, засветилось в рекламе косметики и одежды. Ей прочили большую карьеру в модельном бизнесе, но тратить, как ее мать, лучшие годы на то, чтобы быть «вешалкой», Ума не хотела.

«В этой работе все нацелено на одно: "Покупайте больше! Не хотите ли еще? Я сделаю вас на 10 лет моложе, и все будут оборачиваться на вас!" Продать побольше - это цель моллов, супермаркетов, бутиков и прочих торговых точек. Но, если бы я хотела быть продавцом, я им бы и стала. И это было бы куда честнее, чем с важным видом дефилировать по подиуму».

Инстинкт самосохранения

Роль в «Криминальном чтиве» не принесла ей «Оскара», зато открыла двери в первый эшелон звездного пантеона Голливуда. Теперь к ее обычным гонорарам приписывали еще три нуля. Если за «Криминальное чтиво» Турман получила 300 тысяч долларов, то теперь разговор с продюсерами начинался от 5 миллионов. Но Турман запросто могла отказаться от выгодного предложения и вместо этого сняться в малобюджетной картине в качестве партнерши Ванессы Редгрейв. Став в один ряд с такими голливудскими дивами, как Шэрон Стоун, Деми Мур, Джулия Робертс, она не стремилась любой ценой играть только главные роли.

«Я часто так поступала, - говорит Ума. - Я снималась бок о бок с прекрасными актерами и пренебрегала более легкими путями к успеху ради участия в тех проектах, которые считала для себя гораздо более важными».

"Я на собственном опыте убедилась, что каждая работающая мать -это суперженщина"
С сыном Роэном. Нью-Йорк, 2011 год

Режиссер последнего фильма о супергерое «Бэтмен и Робин» Джоэл Шумахер клянется, что ни секунды не сомневался в том, что роль злодейки Ядовитый Плющ должна играть Ума. И хотя зрители, во всяком случае в Интернете, признали его худшим фильмом в истории человечества, у Турман было свое мнение на этот счет. «Я всегда говорила, что "Бэтмен" представляет собой доведенный до крайности американский театр кабуки, использующий мультипликационные маски. Он дает актеру неограниченное пространство для перевоплощения. Кто-то сказал мне, что в этой роли невозможно переиграть или недотянуть - она не навязывает актеру никаких рамок. И это чистая правда - никогда не чувствовала себя в работе такой раскованной!»

Было и еще кое-что, из-за чего Турман так запомнился этот проект. Однажды в рамках промоушена этого фильма вместе с Джорджем Клуни, который сыграл Бэтмена, она чуть не погибла в авиакатастрофе. «Мы летели на частном самолете, а это всегда само по себе маленькое приключение. Самолет неожиданно бросило вниз - вы не можете себе представить, с какой силой. Такое чувство, что я уже внизу, а мой желудок болтается где-то сверху! Пилот нам ничего не объяснил, и все запаниковали.

В моей голове мгновенно всплыли инструкции безопасности, которые раздают на авиалиниях. К счастью, в частном самолете вы всегда можете перейти в хвостовой отсек - самое безопасное место в случае вынужденной посадки. Все, кто был на борту, пребывали в тихом ужасе. Знаете, самое смешное, что я начала вести себя как командир: сразу стала отдавать приказы, куда людям идти, как держать голову и вообще что делать. Впоследствии мы узнали, что нашим же курсом летел маленький самолет, о чем авиадиспетчер не предупредил нашего пилота. И он вынужден был совершить внезапный маневр, чтобы избежать столкновения. Нечего и говорить, все были в шоке».

Вы спросите: а где же все это время был наш супергерой Бэтмен, бесстрашный мачо Джордж Клуни? А он вместе со всеми остальными пассажирами забился в хвост самолета и слушал, что скажет Ума. А почему? А потому.

Женщина-самурай

Для самой Умы это было именно что открытием. А вот хитрый Тарантино еще на съемках «Криминального чтива» распознал, что этот белокурый ангел с огромными стопами - настоящая женщина-воин. Уже тогда он придумал историю для своего будущего фильма о наемной убийце-мстительнице со слоганом «Ума Турман убьет Билла». Правда, реализовать его они смогли лишь девять лет спустя. За это время Тарантино выпустил как режиссер и как продюсер несколько проходных фильмов, а Ума сыграла несколько посредственных ролей, получила премию «Золотая малина» как худшая актриса, потом вышла замуж за актера Итана Хоука и в 1998 году родила дочь Майю.

О том, как шла работа над будущим хитом кинопроката, который вернул тандему утерянные позиции в Голливуде, Тарантино рассказывает так: «На сценарий ушло полтора года, и я провел их рядом с Умой.

Я жил в Нью-Йорке, писал сценарий, она читала, мы болтали о нем, и я узнавал ее снова, так как многое со времен "Криминального чтива" в ней изменилось, к примеру, ритм ее речи, да и многие другие вещи, которые должен знать сценарист. Пока я узнавал ее, узнавал и ее дочь Майю, они обе меня воодушевляли».

Приступить к съемкам фильма можно было еще в 2001 году. Уже были готовы декорации и нанята съемочная группа. Однако муза снова забеременела, и съемки фильма пришлось отложить. Тарантино предлагали заменить актрису или же переписать сценарий, но он даже слышать об этом не хотел: «Я уже говорил, что собираюсь снимать свое "зубодробильное" кино. И это будет мой фильм в духе Джозефа фон Штернберга. И вот представьте: вы - фон Штернберг, который в 1930 году готовится снимать "Марокко”.

И тут вы узнаете, что Марлен Дитрих беременна. Что вы станете делать? Пригласить другую актрису? Разумеется, нет. Вы будете ждать Дитрих. И история кино скажет вам за это спасибо».

После рождения сына Роэна Уме понадобилось несколько месяцев, чтобы привести себя в форму и не оплошать перед своим киногуру. Восемь часов в день она изучала карате, кунг-фу, фехтование и японский язык. Тренировали ее легендарные мастера своего дела: постановщик боевых искусств в «Матрице» Йен By-пин учил кунг-фу, а карате она освоила благодаря чемпиону в этой области японцу Сонни Чибу. Мало того, перед Умой стояла задача срочно сбросить набранные во время беременности килограммы. Актриса изобрела собственную диету и благодаря ей согнала около 11 кг всего за 6 недель. Так что в окровавленном желтом спортивном костюме она выглядела действительно сногсшибательно.

Диета от Умы? Пожалуйста. «Я поглощала свой любимый шоколадный пудинг в любых количествах, не отказывала себе и в прочих сладостях - пирожных, мороженом. Правда, больше я не ела ровным счетом ничего».
Картина получила массу самых разных наград, Уму сравнили с «ангелом мести из классических фильмов сороковых годов». А Тарантино назвал ее «своим Клинтом Иствудом».

Опасные связи

Какие только любовные связи не приписывали Уме Турман - от Майка Джаггера и Роберта Де Ниро до Ричарда Гира.

С Квентином Тарантино. Канны. 2004 год

«Ричард? Ха-ха! - смеется Ума, которая знала его еще с детства. Ее отец вместе с Гиром, оба буддисты, организовывали Тибетский дом в Нью-Йорке. - Для меня Ричард всегда был старшим братом. Ему первому я призналась, что мечтаю стать актрисой. Никогда не забуду его удивленное лицо: "Какого черта тебе надо калечить свою жизнь?!"»

Своего единственного мужчину, с которым бы она хотела создать семью и родить детей, Ума встретила не сразу. Она выходила замуж дважды. Оба мужа были актерами. Британец Гэри Олдмен был старше ее на 12 лет и любил виски больше, чем свою молодую жену. 20-летняя Ума два года спасала своего непутевого муженька - вытаскивала после драк из полицейского участка, ставила капельницы, терпела пьяные выходки, но в конце концов подала на развод.

Второй брак с партнером по фильму «Гаттака», талантливым интеллектуалом Итаном Хоуком, продлился 7 лет. После рождения дочки Ума узнала, что ее любимый муж на съемках фильма «Убивая жизни» завел интрижку с канадской топ-моделью Джен Перцоу. Неверный вернулся к Уме через месяц и на коленях выпросил прощение ради их дочери. У них родился сын, но семейное счастье продлилось недолго. Вернувшись через год после съемок «Убить Билла» домой, Ума обнаружила своего супруга в объятиях няни.


«НЕ ДУМАЮ, ЧТО МУЖЧИНЫ - ЭТО НЕОБХОДИМОСТЬ. НО Я НИКОГДА НЕ ИМЕЛА НИЧЕГО ПРОТИВ... КОМПАНЬОНА ПО ЖИЗНИ.
Другой вопрос, что я не жду от партнера помощи, решения своих проблем. Свои проблемы я решаю сама. Но вот эта комбинация -любовь и хорошая компания - это важно для жизни».
(Из интервью Умы Турман)

Пока она махала ногами и рубила на куски своих киноврагов самурайским мечом, Итан нашел утешение в лице простой и тихой девушки Райан, которая нянчила его детей, занималась домашним хозяйством и в результате заменила ему жену в полном смысле этого слова. После развода со своей звездной женой Итан женился на Райан, у них двое детей.

Вину за крушение этого брака Ума целиком и полностью взяла на себя. «Однажды в качестве критики Итан сказал: "Ты хочешь быть безупречной матерью и при этом оставаться хорошей актрисой"... Знаете, некоторым мужчинам трудно жить с женщиной, которая действительно занята своей работой. А я была тогда ужасно занята: Тарантино самоотверженно ждал, когда я приведу себя в норму, - глупо же было появляться в проекте подобного масштаба в виде этакого толстопопого самурая... Потом начались съемки. Фактически меня не было дома почти год... В результате "Убить Билла" оказал на наш брак слишком сильное давление, и он не выдержал. Но, пока мы живы, мы все равно остаемся семьей. Потому что Итан для моих детей - отец, а я - мать, и дети считают нас своими папой и мамой. Мы двое больше не муж и жена, но мы четверо - по-прежнему семья».

В июле прошлого года Ума Турман родила дочь Розалинд Арушу Аркадину Алталун Флоренс Турман-Буссон- от своего гражданского мужа бизнесмена Арпада Буссона.

С Арпадом Буссоном, отцом ее младшей дочери Розалинд

В их отношениях тоже были сложные моменты: прожив вместе два года, они расстались, но через год, случайно встретившись, поняли, что нужны друг другу, и, чтобы укрепить отношения, решили родить общего ребенка.

О семейном счастье Ума Турман говорит... вполне себе по-буддистски. «Мне понравилась одна мысль в "Манхэттене" Вуди Аллена: счастье - это не жизнь с одним идеальным партнером, а цепочка значимых для тебя отношений. Которые, в общем-то, могут и заканчиваться, и не быть счастливыми, и не иметь хеппи-энда. Тем более что люди по ходу жизни меняются, и то, что ты знал о любимом вчера, сегодня уже может стать ложным знанием.

Я, помнится, раньше говорила, что лучше иметь дело с тем, кто тебя обманывает, чем с тем, кто не спускает воду в туалете. Сейчас я считаю иначе. Честно говоря, не думаю, что любовь проходит. Не важно, что я чувствую сегодня к тем, с кем рассталась. Все равно какой-то частью себя я до сих пор люблю всех, кого любила когда-то. Мне кажется, иногда не мы сами расстаемся - нас "расстает" жизнь...»

Срединный путь

Когда-то в детстве папа Умы рассказывал своей дочери «о срединном пути»: о том, что нельзя потакать себе и предаваться земным наслаждениям, но и нет необходимости ограничивать себя во всем, быть аскетом. Глядя на нынешнюю Уму Турман, создается впечатление, что она его наконец-то нашла.

«Знаете, "срединный путь" - это и есть буквальный перевод моего имени. Очень сложно держаться золотой середины. Я думаю, большинство людей в современном мире ощущает, как это трудно. Они заводят детей, чтобы сбалансировать свою жизнь, стараются хоть как-то противостоять дестабилизирующему потоку информации. Устойчивость - вот цель. И в то же время люди не могут жить без движения. Иногда необходимо бросаться очертя голову из одной крайности в другую, чтобы затем снова обрести равновесие. Я думаю, все это немного напоминает нашу актерскую работу. Мы также должны уметь жертвовать своей личностью ради полного перевоплощения. Чтобы сниматься, должны стать гибкими, податливыми и беззащитными. И вот ты интенсивно работаешь три или четыре месяца подряд, а потом нужно возвращаться в свою прежнюю жизнь, заново строить ее и снова становиться выдержанным и стойким».

В апреле Уме исполнилось 43 года. Она одна из немногих актрис в Голливуде, которая не скрывает свой возраст и, кажется, не боится стареть. «Лет до тридцати я была сплошным комком беспокойства, неврозов, ожиданий и самокопаний. Правильно ли я поступаю? Стоит мне заниматься тем или лучше этим? Достаточно ли я для этого хороша? А теперь... Появились дети, с одной стороны, в мою жизнь пришли дополнительные обязательства, жизнь стала более ограниченной, а с другой - более живой... И вообще я пришла к убеждению, что опыт утешает. А его приносит только время, возраст. Поэтому и не боюсь будущего». ®

Источник статьи: журнал STORY май 2013 г.

Женщина - самурай

Портфолио

2021  ToBeStarNews.ru